Добрый «Игроград»

Перейти на Индустриальный парк «Игроград»thumb__MG_0262_540_500И.о. директора «Корпорации развития Кировской области» Ольга Меньшикова болеет душой за все промпарки области, но особенно радеет об «Игрограде», в котором успешно работают семь резидентов.

Ольга Меньшикова, и.о. директора «Корпорации развития Кировской области» сильно отличается от других чиновников: в первую очередь своей открытостью и улыбкой. А еще невероятной привязанностью к тому проекту, который она реализует совсем недавно – «Игрограду» и другим промышленным и техническим паркам.
 
Сейчас обсуждается тот факт, что на экс-директора «Корпорации развития» Олега Зонова возбуждено уголовное дело. Как вы можете это прокомментировать и мешает ли данное расследование вашей работе?
— Я здесь человек новый, пришла из правительства области, где работала в департаменте экономического развития, поэтому прокомментировать то, что было до меня, я не смогу. К тому же «Корпорация развития» претерпевала на тот момент структурные изменения: с апреля текущего года у нас новая организация и новый устав, поэтому на нашей деятельности это судебное дело никак не отразилось. Дело в том, что сначала наша организация была создана как промышленный парк, потом произошло слияние с АТРКО, а в итоге мы стали «Корпорацией развития Кировской области», и основная наша деятельность сегодня — управление имуществом парков.
 
Какие задачи руководство региона поставило перед вами как руководителем?
— Развитие компании и инвестиционных проектов, которые уже есть. Кроме того, мне нужно сделать акцент на работу с резидентами и привлечение инвестиций, а также увеличивать количество предложений для наших коммерческих организаций. Основная наша задача — создание условий для работы в зонах интенсивного развития, причем сделать это нужно так, чтобы в минимальные сроки был организован максимально большой объем инвестиций путем привлечения малого и среднего бизнеса.
 
Две недели назад вы подписали соглашение о сотрудничестве с ВТПП: тогда говорилось много общих слов о его эффективности. Можете ли привести конкретные примеры вашего сотрудничества? Может быть, торгово-промышленная палата прямо за руку приводит к вам резидентов?
— Наша «Корпорация» позиционирует себя как специализированная организация, в которую резиденты могут обратиться для сопровождения реализации инвестиционных проектов по принципу «одного окна», то есть не только инвестировать в бизнес, но и получить консультативную, методическую и организационную помощь для развития собственного бизнеса.  Чтобы расширить этот наш ресурс, мы решили привлечь те структуры, которые работают с экспортом, импортом, а также защищают права предпринимателей. Сейчас наша рыночная экономика должна встать на рельсы производства и отойти от принципа «купи-продай». Мы считаем, что ресурс ВТПП имеет всероссийские масштабы, благодаря которым мы уже выходим и на Казань, и на Пермь, и на Тулу, и на Москву. Инвесторам из других регионов интересны наши проекты с точки зрения размещения  производства на специально построенных производственных площадях индустриальных парков. 
 
Неужели им выгодно размещение бизнеса в Кировской области?
— Конечно. Смотрите: мы строим инженерную и дорожную инфраструктуру, промышленные корпуса, исполняем функцию управляющей компании парковой зоны. Арендатору остается только зайти и при минимальной арендной плате, а также льготах и преференциях работать и быть конкурентоспособным на рынке. В Вятских Полянах, например, арендная плата составляет 100 рублей за квадратный метр. Благодаря этому у предпринимателей получается наименьшая цена при наибольшем качестве. Он создает или размещает новое производство, работает на новом оборудовании, с новыми материалами, минимальными тратами на логистику, и отсутствием затрат на содержание инфраструктуры. При этом инвестор заключает с нами соглашение о том, что он будет создавать новые рабочие места и платить налоги, потому что наша основная цель, в частности, в Вятских Полянах — снятие социальной напряженности от монопроизводства.
 
_MG_0157Я как раз недавно вернулась из туристической поездки по Вятским Полянам. Экскурсовод, которая рассказывала нам о городе, заметила, что социальная напряженность в городе пока никуда не исчезла: мужчины по-прежнему ездят на заработки на вахту или пьют.
— Строительство в нашем промпарке завершено, но для того, чтобы разместить производство, смонтировать станки, провести пуско-наладку оборудования, получить необходимые заключения и разрешения, набрать и подготовить персонал необходимо от одного до девяти месяцев. Сейчас там разворачивают свои мощности «Маталлопласт», «Маркетинг-бюро», «И-Сеть»: каждый из них занял примерно по 1,5 тысячи кв. метров. Работами по пуско-наладке занята пока только 1/3 того количества людей, которых планируется трудоустроить в промпарке.
 
Сколько всего человек там будет работать в итоге?
— По прогнозам, в первый год работы это будут 75 человек.
 
Не так много, если вспомнить, сколько было сокращено с «Молота».
— Но это только до конца текущего года, а потом в связи с ростом производства их количество будет увеличиваться.
 
Депутаты областного Заксобрания много говорили о том, что в промпарке еще недостаточно развита инфраструктура.
— Это не так. Вся инфраструктура создана в полном объеме: запущена, например, современная котельная, которая полностью работает на электронике и автоматике. Мы уже заключили договор на ее техническое обслуживание, поэтому отопительный период начнем вовремя. Закончено строительство объектов водоотведения и водоснабжения — сейчас мы ищем подрядную организацию, которая возьмет эти сети на обслуживание. Построены дороги, подведено электричество. Идет период ввода построенных объектов в эксплуатацию.
 
Депутаты ставили вам в упрек то, что срок окупаемости проекта  промпарка в Вятских Полянах равен 32 годам, и это слишком много.
— Срок окупаемости — это экономический расчет. На первой стадии нашей работы важно сделать промышленную зону экономически привлекательной для малого и среднего бизнеса, поэтому сейчас у нас действует минимальная арендная ставка, а резидентам будут предоставлены льготы по налогу на имущество и налогу на прибыль. В зависимости от того объема продукции, который они будут выпускать, и от того, как быстро они запустят свое производство, будет уменьшаться и срок окупаемости. Поэтому зацикливаться на этой цифре не надо. Стадия инвестирования в этот парк очень большая: туда было направлено только федеральных средств порядка 509 млн рублей, и отработать такие деньги за 1-2 года почти нереально. Кроме того, сам промпарк был построен в очень сокращенные сроки — всего за один год, и сейчас всего только в течение 6 месяцев мы вводим его объекты в эксплуатацию.
 
_MG_0186Закончилось ли строительство индустриального парка в Слободино?
— Если в Вятских Полянах мы сдаем производство под ключ, то в Слободино резидентам предоставляется только площадка, на которой они сами должны строить промышленные корпуса. Сейчас к индустриальному парку подведены вода, электричество, территория обнесена забором, установлены объекты пожаротушения. Мы должны найти резидентов, которые в минимально короткие сроки создадут проекты, привязанные к данной территории и приступят к составлению проектной документации. Чем скорее туда зайдут строители от резидентов, тем лучше.
 
 
Вы говорили, что потенциальных резидентов для Слободино много?
— Список их есть на сайте «Корпорации». Сейчас их 22, но эти данные постоянно актуализируются. По сегодняшней информации, там будет организовано производство строительных материалов, металлоконструкций, собираются присутствовать оконные компании. Но надо понимать, что с того момента, пока они возьмут пробы грунта, подготовят проект на земельный участок, и начнут строительство, пройдет время.
Мы проходим в «Игроград» – третий проект «Корпорации развития». Нас встречает разрисованный под дымку вход в цеха и светофор, необходимый для логистики: транспорт для погрузки-выгрузки продукции заезжает прямо внутрь. Сейчас там работают семь резидентов: на их производствах трудится 35 человек. Всего занято 78% площадей.
«Игроград» – это огромный цех, в котором разные предприятия огорожены друг от друга металлическими каркасами, не имеющими по сути дверей и находящимися под общей крышей. Капитальных стен здесь никто не планирует строить, потому что «сегодня — один арендатор, а завтра — другой».
 
— Вот один из наших первых резидентов — компания «Грани стиля», изготавливающая мебель для детских садов и учреждений, – рассказывает Ольга Меньшикова. – Перед ними была поставлена задача экономии пространства при сохранении положительных характеристик продукции. У нашей мебели нет углов, выступающих деталей, вся она производится из экологически чистых материалов и имеет современный дизайн. Вот, например, стол, который может быть как маленьким, так и раздвигаться в разные стороны и становиться большим, или стульчики, высота которых может регулироваться.
ВятГУ разместил на площадях «Игрограда» экструдер для производства полимеров. А уже от нас готовые партии развозятся по другим предприятиям для изготовления игрушек.
Единственное не связанное с детской индустрией производство в «Игрограде» – предприятие, занимающееся изготовлением утеплителя для окон. Его создали для того, чтобы окупить миллионные затраты на экструдер. У него единственного нет льгот по аренде.
— Знакомьтесь с компанией «Добрый гном», – приглашает Ольга. – Они создают наборы для творчества на тему дымковской игрушки, например, или науки и техники. Их гипсовые фигуры для раскрашивания красками отличаются от остальных тем, что стойки при падении, дополнительный компонент добавляемый в материал не позволяет рассыпаться на множество кусочков. Стойкость и возможность восстановления игрушки положительно сказывается на психике ребенка, вызывает желание вновь играть и творить.
Есть на «Игрограде» предприятие и по производству упаковки, занимающееся среди прочего и переработкой макулатуры. Ведутся переговоры с производителями, которые создают спортивные комплексы. Одна из компаний выходит на производство материала для беговых дорожек, стадионов, игровых комнат.
Как вы помогаете предпринимателям реализовывать идеи?
— Какова схема нашей работы: разработали игрушку, в центре прототипирования ВятГУ создали единичный вариант – прототип, получили на нее технические условия или сертификат, дальше предложили резидентам или партнерам проекта запустить ее в производственную серию, создали эскиз и заказали упаковку. То есть в «Игрограде» представлен полностью завершенный процесс: отсюда выходит абсолютно готовый продукт. Все предприниматели взаимосвязаны: мы регулярно проводим совещания, ездим на выставки. До конца года мы планируем заключить соглашения еще с двумя резидентами в сфере индустрии детских товаров. Мы не ставим перед собой задачу все сдать в аренду кому бы то ни было. Нам нужен умный предприниматель с новшеством: просто кубики-столы нас уже не устроят. Этим наш «Игроград» пока уникален: он единственный в России. У нас хватило возможности соединить воедино науку, искусство и производство.
 
За счет чего сегодня живет «Корпорация развития»?
— В этом году уже можно говорить о небольшой прибыли с «Игрограда». Но надо понимать, что инвестиции для этого парка из средств областного бюджета поступили в 2013 году. И сейчас мы вышли на ту точку, когда затраты стали меньше, чем тот объем, который мы получили в итоге. Все таки, о чистой прибыльности проекта пока говорить все еще рано.
 
Ваша продукция уже выходит за рамки региона?
— Уже сейчас мы говорим о том, что начинаем развивать бренд «Игрограда» и выходить на федеральный уровень — у нас уже есть первые заказы. Во главу угла мы ставим не цену товара, а ее новизну, экологичность и востребованность. Так, например, при прочих равных характеристиках наши деревянные конструкторы не статичны, а двигаются.
Частью нашей продукции заинтересовалась компания «Детский мир». Сейчас для них сформирована первая партия товаров.
 
«Корпорацию» скоро ждет пополнение еще двумя парками: в Белой Холунице и Лузе. На какой стадии эти проекты?
— Дело в том, что парк в Вятских Полянах, «Слободино» и «Игроград» формировались с какой-либо степенью государственного участия. Парки в Лузе и Белой Холунице — частные. Инициаторами создания там являются предприниматели, которые уже разместили свое производство на этих территориях. Наше участие будет состоять в том, что мы выступим как методический и организационный центр.
В Лузе, например, парк развивается на территории бывшего деревообрабатывающего завода. Эта специализация там и осталась. Сейчас предприниматели занимаются там глубокой деревопереработкой, оцилиндровкой и изготовлением угля. Но при этом не развивается сама территория промпарка. Поэтому мы выступили с предложением о создании там дорог, инфраструктуры и привлечении новых резидентов. Если совместными усилиями мы возьмемся за эту территорию, мы ее восстановим.
 
А что касается Белой Холуницы?
— Там все развивается на территории машзавода — помещения находятся в частной собственности. Сейчас решается вопрос по взаимоотношениям между частными лицами, у которых это имущество в собственности, и будущей управляющей компании. Также начинается поиск новых резидентов, которые, скорей всего, будут заниматься металлообработкой и деревообработкой. Уже есть договоренности по размещению там производства конвейеров.
 
Есть у вас какой-то глобальный план по поводу развития всех этих парков? Во что они должны превратиться в итоге?
— Да, «Корпорация развития» – это некий мозговой центр. Если раньше у нас было просто несколько бизнес-планов по нескольким проектам, то сейчас мы стараемся сопровождать каждого резидента, переориентируем некоторые производства или предлагаем открыть новые, рассказываем о льготах по налогам, оказываем консалтинговую помощь, организационно-методическую, финансово-юридическую, помощь в согласовании границ, получении разрешения у органов, снятии административных барьеров, подаче заявок на участие в конкурсах, предоставляем помещения для выставок и ярмарок. Например, тот же малый бизнес компании «Добрый гном» ИП Шулаков,  не смогли бы  самостоятельно выйти на какую-либо российскую выставку, под брендом «Игроград» у них это получилось.
 
 
Беседовала Елена Окатьева
lena.okatieva@yandex.ru