Столыпинская реформа для индустрии

Производство в индустриальных парках организуют на самом современном уровне Фото: РИА Новости

Российская промышленность примеряет формат индустриальных парков

В условиях стагнации промышленного производства в России мода на создание индустриальных парков (ИП) в регионах на первый взгляд кажется несвоевременной. Однако это как раз тот случай, когда противоречие проясняется, если причину и следствие просто поменять местами.

Деиндустриализация страны во многом связана не столько с недостаточностью промышленной инфраструктуры, сколько с ее советским форматом и структурой собственности, сложившейся в результате приватизации. Предприятия с технологическим укладом, характерным для натурального хозяйства, достались «красным директорам» или «акулам» приватизации, у которых конкурентоспособных планов и инвестиций для дальнейшего развития полученных индустриальных активов не было. Первые удовлетворились рентой с активов, отнимая в виде арендных платежей у нового российского бизнеса доход, который мог бы пойти на инвестиции в дальнейшее развитие. Вторые зарабатывали на перепродажах во время консолидации предприятий крупными игроками. За время этих игр многочисленные советские индустриальные активы обветшали и превратились из опоры государства в «ржавые пояса» российских городов.

Региональные власти, которые раньше были больше заинтересованы в доходах от продажи земли, чем в росте налоговой базы, начали осознавать, что землю они могут продать только один раз, и стали искать новые возможности для получения доходов на управляемой территории. Одной из таких возможностей и стали индустриальные парки, технопарки, опытно-промышленные зоны и т. д. Этот процесс чем-то напоминает столыпинскую реформу в аграрном секторе России в начале прошлого века, когда государство не только разрешило выход крестьян из общины и переселение их на новые наделы, но и способствовало этому.

Сегодня Министерство промышленности и торговли России начало готовить проект закона «О промышленной политике», в котором предполагается закрепить статус индустриальных парков. С этой законодательной инициативой министерство опоздало лет на десять.

Давно живем

Самый полезный для новой российской индустрии опыт — промзона «Кирпичный завод» во Всеволожском районе Ленинградской области. Промзона, созданная на базе обустроенного на излете советской власти нового производства «Русского дизеля», разорившегося в 1999 году, заинтересовала Ford, который решил построить там сборочный автозавод. Соответствующий инвестиционный договор готовился, подписывался и контролировался на федеральном уровне. В дальнейшем опыт согласования условий этого инвестиционного проекта лег в основу программы промышленной сборки иномарок, а его успешная реализация показала другим зарубежным компаниям, что в России возможны прямые инвестиции, причем не только в сырьевые отрасли и пищевую промышленность, но и в индустриальные активы. В наши дни в промзоне «Кирпичный завод» 18 резидентов. Общий объем только прямых иностранных инвестиций — около миллиарда долларов.

Сегодня индустриальными парками уже никого не удивишь. По данным Ассоциации индустриальных парков России (АИПР), 450–500 промышленных зон различных типов работают в 65 регионах России. Для управления процессом их создания и обустройства в 41 регионе созданы разнообразные институты развития.

По русской традиции значимая доля успеха в индустриальном развитии региона зависит от отношения к вопросу первого лица. Так было в Санкт-Петербурге, когда тогдашний губернатор Валентина Матвиенко не поленилась слетать в Японию, что повлияло на решение компании Toyota строить свой сборочный завод именно в этом городе. Стал широко известен и знаменитый жест губернатора Калужской области Анатолия Артамонова, который давал статусным инвесторам номер своего мобильного телефона.

Мода на индустриальные парки характерна не только для столичных областей и Нечерноземья, но и для аграрного Юга России. В Ростовской области привлечение средств в регион сегодня координирует Совет по инвестициям при губернаторе. Совет фокусирует свое внимание на самых значимых для области программах, которые объединены общим названием «100 губернаторских проектов» и курируются лично главой области Василием Голубевым.

По словам губернатора, именно индустриальные парки стали основными точками притяжения инвестиций. Для реализации своих проектов Ростовскую область уже выбрали такие мировые компании, как Coca-Cola, PepsiCo, Guardian, Alcoa и другие. Интерес зарубежных инвесторов к ИП понятен: это давно привычная для них среда локализации производства. Однако насколько она в российском исполнении соответствует принятым нормам — еще вопрос.

Как это будет по-русски

099_expert_48_jpg_625x625_q70Директор управления паевых земельных фондов компании «ВТБ Капитал Управление активами» Александр Паршуков не видит значительных отличий: «По сути, российские и зарубежные индустриальные парки предлагают схожий по концепции и наполнению продукт. Возможно, европейские индустриальные парки могут предложить более широкий спектр социальной инфраструктуры, включающей в себя почту, медицинские центры, образовательные учреждения».

Исполнительный директор расположенного в Тосненском районе Ленинградской области ИП «Федоровское» Михаил Тарасов отмечает, что своя специфика есть у каждой страны. «Мы старались изучить и оценить работу нескольких индустриальных парков Германии, Голландии, Бельгии и Америки. Нам понравился опыт Германии, и мы взяли его за основу нашего индустриального парка. Ровные прямые дороги, минимальная общая территория, земля в собственности как актив для залога в банке, единая электрическая подстанция и вода в центре — это экономичная модель, не слишком отягощающая резидентов», — объясняет он.

Действительно, страновые отличия присутствуют даже в форме собственности. Так, в Турции основная часть индустриальных парков — государственные, а в Европе и США — частные. Правда, в России до сих пор нет даже единого определения ИП. В результате к этой категории относят самые разные объекты, начиная с территорий старых заводов и заканчивая земельными участками с минимальным набором коммуникаций.

Неудивительно, что Ленинградская область, один из лидеров в создании индустриальных парков, планирует не ждать нового федерального закона о промышленной политике, а самостоятельно формирует соответствующую нормативную базу. Областной закон, который даст определение самого понятия «индустриальный парк», пропишет механизмы предоставления льгот организациям, развивающим это направление, уже на завершающей стадии разработки.

Наиболее удачным представляется определение, используемое АИПР: «Индустриальный парк — это управляемый единым оператором комплекс объектов недвижимости, состоящий из земельного участка с производственными, административными, складскими и иными помещениями и сооружениями, обеспеченный энергоносителями, инженерной и транспортной инфраструктурой и административно-правовыми условиями для размещения производств». Исполнительный директор АИПР Денис Журавский заявляет: «Я убежден, что именно наличие полноправной, правомочной управляющей компании отличает индустриальный парк от десятков тысяч бесхозных промышленных объектов — брошенных заводов и земельных участков».

Для классификации ИП по специфике места расположения терминов в русском языке не нашлось, поэтому используются заимствованные greenfield (на незастроенной территории) и brownfield (на месте существующих предприятий и промзон). Большинство проектов в России, по данным АИПР, — это greenfield-парки, и только каждая четвертая площадка относится к типу brownfield. Такую ситуацию можно назвать парадоксальной, если учесть количество требующих реконструкции промышленных площадок в стране.

Директор по коммерческой недвижимости компании «ЮИТ Лентек» Максим Соболев так прокомментировал этот парадокс: «Примеров трансформации индустриальной недвижимости достаточно много. Почти каждое предприятие имеет на своей территории мини-технопарки. В большинстве случаев такие мини-технопарки — это простое приспособление старых помещений для нового использования, без какой-либо существенной реконструкции. Примеров масштабной трансформации немного, что обусловлено большим объемом необходимых капвложений».

Московский департамент науки, промышленной политики и предпринимательства провел анализ существующих промплощадок по округам столицы, чтобы определить, какие из них можно преобразовать, а какие — использовать согласно функциональному назначению. В итоге на свет появилось восемь пилотных проектов по редевелопменту крупных промзон в пяти московских округах. По подсчетам чиновников, там можно построить до 30 млн кв. м жилья, а также разбить парки и обустроить общественные пространства. О реанимации промышленности речь, как правило, не ведется.

Аналогичные проблемы характерны и для Санкт-Петербурга. «Вблизи центра города исторически сложилась огромная промышленная застройка. Инициатива перевода промышленных предприятий в Ленинградскую область не находит массовой поддержки у крупных собственников, поскольку она не всегда экономически оправдана, — считает начальник экспертного отдела центра оценки компании “Петербургская недвижимость” Виктория Константинова. — Производственные мощности, как правило, имеют степень износа более 70 процентов, такие здания переоборудуются в складские или в лучшем случае в офисные и сдаются арендаторам». Многие участки имеют массу скрытых проблем (обременения, мелкая и неудобная «нарезка» и проч.), которые затрудняют трансформацию этой индустриальной недвижимости во что бы то ни было.

Greenfield-проекты характеризуются более гибкими условиями реализации, дают возможность оптимизировать инфраструктурные и налоговые издержки, но, с другой стороны, это приводит к появлению целого класса проектов-долгостроев.

По данным АИПР, из 80 рассмотренных проектов индустриальных парков в России более половины составляют частные парки, а с учетом государственно-частных инициатив — их и вовсе 65, что существенно превышает долю собственно государственного сектора. Среди действующих ИП наблюдается еще больший дисбаланс: только два из них государственные, остальные 34 относятся к частным или государственно-частным проектам. Вместе с тем наблюдается рост государственного инвестирования, благодаря чему среди проектируемых парков доля государственных достигает сегодня 40%. Увеличение доли госпроектов отражает тенденцию последних лет, связанную с повышенным вниманием властей к этому действенному механизму привлечения прямых инвестиций.

Ссылка на источник