Россию ждет бум фармацевтической промышленности

farmacevticheskaya_promyshlennost_kirovСпециалисты утверждают – именно фармацевтика будет одной из самых бурно растущих отраслей в России в ближайшие 10 лет. Объясняется это тем, что в государстве всерьез задумались об обеспечении населения лекарствами: пришло понимание, что для этого нужны государственные механизмы регулирования, как во всех развитых странах. Но для начала  России придется наладить собственное производство.

Сегодня, из того, что представлено на аптечных полках, 80% -это продукты зарубежного производства, и лишь 20% – отечественного. В ближайшие годы довести это соотношение надо до «50 на 50», как предусмотрено «Стратегией развития фармпроизводства». Задача весьма амбициозная, и на ее решение у российской фармакологии  есть всего 7-10 лет. Для нынешней промышленности это очень большой рывок. Ведь соперничать придется с такими зарубежными гигантами, как, например, Pfizer.

Но прежде чем производить, необходимо обеспечить промышленность соответствующими разработками и клиническими испытаниями. Как рассказывают фармакологи, сегодня уже ни одна лаборатория не работает по принципу: «Давайте синтезировать, а дальше мы увидим, куда это применить». Компании ищут молекулы под конкретные задачи, например, для борьбы с болезнью Альцгеймера, для понижения сахара в крови и т.п.

– Газеты и журналы рассказывают нам, что современный фармацевт это человек в белом халате, который что-то намешал в пробирке, потом уколол этим мышку, и мышка ожила, – смеется Дмитрий Кулиш, первый заместитель гендиректора компании «Нанолек». – Вот этот романтический взгляд не совсем верен. Конечно, это основа всего, и без этого производство никуда не уйдет. В России существует несколько всемирно известных центров исследований. Я недавно был в Волгоградской академии, там есть несколько интересных молекул известных всему миру, там потрясающий центр, занимающийся синтезированием лекарств от психоневрологии. Еще один центр, в Черноголовке прославился тем, что изобрел таблетку от болезни Альцгеймера, которой заинтересовалась даже компания Pfizer, серьезно вложившаяся в исследования. Правда, там все оказалось не так просто, но исследования продолжаются. Мы в Кировской области через три года тоже серьезно будем заниматься психоневрологией,  поэтому это все нам тоже интересно.

Все проводимые исследования уже сейчас необходимо привязывать к международным стандартам, что для российский фармацевтов не так просто и требует серьезных вложений.
По наблюдениям зарубежных партнеров, наша лекарственная промышленность очень долго была оторвана от международной, поэтому российские требования в области фармацевтики сильно отличаются от международных. А это тормозит не только выпуск более качественной продукции для отечественного потребителя, но и ее выход на международные рынки. На сегодня только 10% отечественных предприятий работают в соответствии со стандартами  производства, соответствующими международным требованиям (GMP).

А что же в Левинцах

Стратегия  развития фармацевтики в России замахнулась не только на отечественный рынок, но и более серьезный экспорт производимых в стране лекарств. Если в 2012 году мы были на одном из последних мест в мире по экспорту и продали препаратов на 636,6 млн долларов, то к 2020 этот показатель должен вырасти практически в 8 раз.

В Кировской области мощным представителем отрасли может стать завод «Нанолек», который уже в будущем году готовится выпустить первую партию таблеток. Большие надежды возлагаются на корпуса по производству цитотоксических (онкология) и биофармацевтических препаратов (вакцины).

– В России на сегодняшний день всего два действующих производства цитотоксических таблеток. Мы будем третьими, и для нас это очень приятно, – говорит Дмитрий Кулиш, первый заместитель гендиректора «Нанолек». – Потому что мы читаем книги по бизнесу, и там написано, что в каждой отрасли, которая производит хоть сколько-нибудь нужный продукт, выживает три ключевых производителя, как минимум. Ну, в отдельных случаях пять. Это написано в базовых учебниках по бизнесу, опубликованных еще в 60-х годах. И то, что мы третьи меня очень радует, у нас практически нет шанса не выиграть.

Еще больше надежд возлагается на производство биофармацевтических препаратов.

– Это отдельная вселенная. Мы здесь ставим вторую в России линию преднаполненных шприцов в изоляторной упаковке, – говорит Дмитрий Кулиш. – Технология очень новая, очень сложная, с которой очень трудно работать. Но через два-три года начнется производство. И поэтому нам очень нужны люди.

Найти хороших специалистов сложно сегодня любому предприятию. Даже зарубежному, отмечает и представитель компании Pfizer.

– Промышленность в России находится на неплохом уровне, не вся естественно, но есть несколько очень хороших заводов. Проблема в том, что завод и его оборудование – это не производство. Производство – это завод, оборудование и люди, – акцентирует Леон Коган, старший директор по качеству компании Pfizer. – Специалистов крайне мало. И эта проблема не только в России. Я думаю, что  проблема образованных специалистов существует во всем мире.

Качество – основа фармпроизводства

– Однажды перед нами была поставлена задача вывести продукт, произведенный в Германии, наяпонский рынок. Для тех, кто не знает этот рынок крайне сложный и защищенный японцами не экономическими мерами, а тем, что они называют косметическим качеством. К примеру, если проверяющие партию люди заметят пылинку или волос снаружи первичной упаковки, они могут послать всю серию обратно в Европу. И ты уже ничего с этим не сделаешь, все это уходит на помойку, принося убытки предприятию, – говорит Леон Коган, старший директор по качеству представительства Pfizer в Москве. – Мы провели громадную работу, вложили огромное количество денег и вывели этот продукт на японский рынок очень успешно и с первого раза. Все были довольны. После этого я передал проект другому сотруднику. И уже по истечении двух месяцев следующую серию препаратов в Японии не приняли. Потому что люди активно не занимались качеством. Они решили все мы достигли нужного уровня, и дальше оно никуда не денется. Но оно пропадет практически сразу, неважно в какой стране производится лекарство, в Японии, Германии или в России. Если активно не заниматься качеством, у вас будут падения. Это гарантированно.

Прибыль в фармацевтике появляется тогда, когда она выпускает эффективные безопасные лекарства. И потому основой работы любого производства является качество, уверен Леон Коган.

– Процесс обеспечения качества не заканчивается тем, что вы начали производить продукт в соответствии с нормативной документацией. Активный контроль и активное управление качеством — это обязательное условие сохранения фармпроизводства, – отмечает Коган. – В России проблема в том, что инженеров, которые имеют глубокое понимание того, что необходимо для обеспечения качества, крайне мало. И этот недостаток нам надо закрыть в самое ближайшее время. В фармацевтике это самое важное, потому что производит она то, что мы вкалываем в кровоток или в мышцы или принимаем внутрь.

Мнение:

«Специалистов крайне мало. И эта проблема не только в России. Я думаю, что проблема образованных специалистов существует во всем мире». Леон Коган,  старший директор по качеству представительства Pfizer в Москве


http://navigator-kirov.ru.